Сегодня с вами работает:

         Консультант  Гоголь Николай Васильевич

www.vilka.by: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

Сон Гоголя: Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс

По выходным страна, коты, воробьи, ёлки, консультанты и курьеры отдыхают! Но заказы принимаются и записываются!

Адрес для личных депеш: gogol@vilka.by

Захаживайте в гости:   www.facebook.com  www.twitter.com    Instagram

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Авторы

 
 
 
 
 
 
 
 
Баннер
 
 
 
 
 
 
 
 

Aвторы

Салман Рушди

Ahmed Salman Rushdie

Премии:  Букеровская премия,   1981,   1993 

Британский писатель, критик, публицист индийского происхождения, президент американского ПЕН-центра, президент и основатель Международного парламента писателей.

Родился 19 июня 1947 года в Бомбее. Его отец, Анис Рушди, был выпускником Кембриджа и успешным предпринимателем. В доме исповедовали ислам, но родители Салмана не афишировали своей религии. Салман был старшим из четырех детей и единственным сыном в семье.

Салман Рушди получил хорошее образование: сначала его определили в коммерческую школу в Бомбее, затем отправили в Великобританию в престижный интернат Регби. В 1964 году, во время индо-пакистанского конфликта, семья Рушди, как и многие другие индийские мусульмане, перебралась в Пакистан и поселилась в Карачи. По настоянию отца Салман Рушди поступил в Кингз-Колледж Кембриджского университета, где изучал историю и английскую литературу. Здесь он принимал участие в Кембриджской театральной труппе.

Получив диплом, Рушди вновь отправился в Пакистан и устроился на телевидение, затем вернулся в Великобританию, где стал работать копирайтером в крупном лондонском рекламном агентстве Ogilvy & Mather. В 1964 году Рушди получил британское подданство и с тех пор постоянно живет в Великобритании.

Первый роман Рушди - "Гримус", опубликованный в 1975 году, не был замечен критиками и не имел коммерческого успеха. Но спустя шесть лет - в 1981 году - появилась его вторая книга - "Дети полуночи", принесшая писателю известность. За эту большую семейную хронику ХХ века (в основе сюжета лежит история индийской семьи) Рушди был удостоен множества наград, в том числе Букеровской премии. В 1993 году за "Детей" Рушди получил премию "Букер Букеров" – награду за лучший роман, когда-либо удостаивавшийся Букера. В июле 2008 года роман "Дети полуночи" также победил в читательском конкурсе, устроенном организаторами британской литературной премии Man Booker, на самый лучший роман, когда-либо получавший "Букера". Произведение Рушди выбрали около 36 процентов посетителей сайта премии, принявших участие в голосовании.

В 1983 году вышел третий роман Рушди – "Стыд", в котором многие критики увидели аллегорическое изображение политической жизни в Пакистане.

В 1989 году был опубликован четвертый, самый знаменитый и самый скандальный роман Рушди - "Сатанинские стихи". Он вызвал большой резонанс во всем мире.

Книги автора

  • Страницы:
  • 1
  • 2
  • »

Рецензии

  • "ФЛОРЕНТИЙСКАЯ ЧАРОДЕЙКА" - ЛЕВ ДАНИЛКИН "АФИША" 17 АВГУСТА 2009

    2009-09-09

    Исторический роман — но скорее городок-в-табакерке, чем монументальное полотно. Прочитав десятый роман Рушди, английский литературный критик Дж.Сазерленд пообещал, что если автору не дадут за него в 2008 году Букера, он, Сазерленд, съест свой экземпляр книги; уже по этому эксцентричному заявлению было ясно, что с романом что-то не так: слишком много душевных сил, по-видимому, он отбирает.

    XVI век, эпоха великих географических открытий. Итальянец-авантюрист оказывается в Индии, где, втершись в доверие к Великому Моголу Акбару, выдумывает множество небылиц — среди прочего о своем происхождении: якобы он дядя императора. И якобы его мать, принцесса из рода Тамерлана и фам-фаталь самых блестящих мужчин своего времени, после череды удивительных встреч и приключений попадает во Флоренцию, где становится центральной фигуранткой большой политической игры, в которой среди прочего замешаны Никколо Макиавелли, Америго Веспуччи и братья Медичи. Откровенно вымышленная история о матери самозванца все разрастается — пока наконец не заполняет собой весь роман, довольно озадачивающий, надо сказать. То есть романы Рушди никогда не были легким хлебом, к этому не привыкать, но на этот раз он, что ли, не слепляется в единую массу. Ощущение — как после сна: отдельные эпизоды, линии, имена запоминаются, но как увязать все это в одну историю — непонятно. Слишком много сомнительных рассказчиков, двойников, зеркал, призраков, в существовании которых не уверены не то что читатели — но даже и сами персонажи романа.